Почему ребенок не может учиться у телевизора

Маленькие дети быстро схватывают новые слова, едва услышав их от своих родителей. Однако, обучение с помощью видео — весьма малоэффективно. Известно, что дети до двух лет не способны учить языки  и развивать речь с помощью телевизора. В то же время оказалось, что и дети старше двух лет  испытывают с этим же серьезные проблемы. Ученые  решили выяснить — почему так происходит.

При изучении языка важно взаимодействие

Эксперты из Униврситетов Вагишнтона, Делавера и университета Темпл (США) наблюдали за тем, как более 30 детей в возрасте 2х лет изучали новые слова — глаголы. Малышей разбили на три группы: первая изучала слова вместе с живым инструктором, вторая — через скайп, а третья — смотрела видео-записи уроков. При этом участники первой и второй группы могли задавать вопросы и получать ответы в режиме реального времени. Участники третей просто наблюдали за видео. В записи тот же самый учитель, который обучал группу 1 и 2, как бы инструктировал ребенка по ту сторону экрана. Результаты этого исследования были опубликованы в научном издании Child Development.

Когда ученые провели анализ данных, оказалось, что огромное значение имеет реакция. Если ребенку отвечают, реагируют на его реплики,  он легко обучается. Даже если ответ звучит с экрана. В результате экспериментов новые слова выучили только те дети, которые получали ответную реакцию учителя как “в живую”, так и с помощью скайпа.

Если детей просто посадить перед телевизором, они не смогут учить язык

«Наши исследования свидетельствуют о необходимости взаимодействия во время изучении языка. Взаимодействие позволяет взрослым и малышам отвечать друг другу по очереди. Это возможно при живом общении, а также при общении через системы видео-конференций. Эти виды взаимодействия лежат в основе изучении языка. Наше исследование имеет важное значение. Следует иметь ввиду, что дети намного меньше учат из видео, чем в результате взаимодействия с живыми взрослыми. Если детей просто посадить перед экраном, они не смогут учить язык”, — объясняет Кати Хирш-Пасек из Университета Темпл.

Автор: 
Татьяна Карпенко